Президент Украины Владимир Зеленский встретился с бизнесменом Игорем Коломойским в Киеве.

«В Офисе президента они обсудили вопросы ведения бизнеса в Украине. Также говорилось об энергетической сфере», – сообщает пресс-служба Офиса президента на своей странице в Фейсбуке во вторник.

Согласно фотографии, на встрече также присутствовали глава Офиса президента Андрей Богдан, премьер-министр Алексей Гончарук, первый помощник президента Сергей Шефир и другие.

Мэр Днепра Борис Филатов на своей странице в Facebook написал, что некий телеканал готовит кино про мост, который Филатов пообещал президенту Владимиру Зеленскому достроить до середины сентября, передает UPN с посланием на СМИ

Также он добавил, что готов многое рассказать про некого «князя Тьмы», если тот продолжит действовать в том же духе.

«Если мальчик Боря заговорит, системно, с документами за 15 лет, то у кого-то может начать высыпаться борода», – угрожающе написал Филатов.

Для наблюдательных читателей не составляло труда расшифровать этот ребус. Князь Тьмы – Коломойский, который, как уже писала «Страна», в последнее время через свой телеканал «1+1» начал информационную войну против Филатова. И, судя по утреннему посту мэра Днепра, он решил вызов принять и готовит ответный удар.

Почему началась война между двумя бывшими соратниками и что собирается делать Филатов на тропе этой войны, он рассказал в интервью «Стране».

— Судя по вашем последнему посту, вы объявили войну Коломойскому. Так непривычно видеть вас в оппозиции к власти.

А кто вам сказал, что Коломойский – власть?

— А кто он? И что вообще у вас происходит? Медиа Коломойского троллят вас за мост. Вы же обещаете рассказать массу историй за 15 лет. Рассказывайте все нам. Мы внимательно слушаем.

Не думайте, что я петляю, но я действительно не понимаю, что происходит. Скорее всего, это личное. Я не вижу какой-то злой воли со стороны государственных или правоохранительных органов по отношению к мосту. У нас честное пари с президентом. Нам никто не мешает. Полиция задает вопросы, мы отвечаем. Идет нормальная работа. 14 сентября – дедлайн спора. Никто не хочет сделать из моста Грибовицкую свалку (в мае 2016 года на Грибовицкой свалке во Львовской области произошел масштабный обвал, в результате которого погибли четыре человека, а сама свалка была закрыта, из-за чего Львов погрузился в мусорный кризис. – Ред.).

— Ну, судя по всему, один человек все-таки хочет?

— Если хочет, пусть делает. Но даже Андрей Иванович Садовой, при всей моей нелюбви, все равно пережил эту свалку. Все понимали, кто ее придумал, кто сделал людям гадости. Если кто-то хочет положить свои амбиции на алтарь этой назревающей войны, то он должен понимать. Пострадает прежде всего Днепр.

— Давайте говорить начистоту, без экивоков. За что борется Коломойский? Чего он хочет?

Чего-то хочет.

— Вы же понимаете, о чем мы спрашиваем. Давайте переиначим. Обычно камера «Плюсов» от Коломойского оказывается в том месте и в то время, когда он хочет либо напомнить о себе, дать сдачи, либо же чтобы ему позвонили.

Коломойский хочет, чтобы я ему поцеловал руку. Это психоделическая история личных амбиций.

— Так а в чем проблема несколько уступить?

А я ему ничего не должен. И я не его партнер Кущ (Алексей Кущ, экс-партнер Коломойского. – Ред.) и не Ткаченко (гендиректор «1+1 Медиа». – Ред.), которых он превратил в мыло. Поэтому не позволю, чтобы мне звонили и унижали.

— Почему вы считаете, что Коломойский ждет, чтобы вы поклонились?

Опыт общения за долгие годы. Вы же помните мой психоделический разговор, у которого обрезан конец?

— Вы о записи вашего разговора с Коломойским?

Да. Наш телефонный разговор двухлетней давности, который внезапно появился в интернете в разгар выборов.

— Там обрезан конец? А что было в конце?

Если вы переслушаете, то поймете, что там нет ни «Привет», ни «Пока». Там есть только фраза: «… Ты потерял телефон, ты «сливу залил» (нажрался – жарг.)…». А потом раз – и обрывается. В этой записи отсутствуют два предложения, в самом конце.

— Какие предложения?

Там была лаконичная фраза: «Пошел ты нах*й! Я не хочу слушать эту ху*ю, бл*ть». Ответил я Коломойскому.

— У вас случайно не сохранилась запись этого разговора? Полная версия.

Смотрите, я, в отличие от некоторых, никого не записываю. И записи в СМИ не сливаю, чтобы все увидели, какой ты Иван Грозный. К слову, этот разговор состоялся, когда сбили Ил-76 в Луганске. В эту ночь я разговаривал с нашими силовиками. Организовывал машины, которые возят мороженое, чтобы они вывозили трупы с аэропорта. Я лег спать в пять утра, а в восемь утра, когда зашел в Областную администрацию, мне вдруг звонят и говорят, что я «про*бал телефон», «сливу залил» и так далее. Я все это слушал, слушал, а потом сказал: «А нах*й я должен все это слушать?». Но кто-то это обрезал. А сам разговор вывалили между первым и вторым туром выборов мэра.

— Хорошая история. Но не боитесь, что теперь испортятся ваши отношения с властью?

Коломойский – не власть. Он продавец воздуха. Он сейчас, наверное, звонит и продает какое-то свое влияние на, как он себе представляет, руководителя государства. Но он ошибается.

— А вы считаете, Коломойский не влияет на Зеленского?

А я не знаю. Я знаю, что он любит производить впечатление. Может, он там что-то и производит, но на меня он впечатление не производит. Я его не боюсь, вот он и бесится.

— Вы не думаете, что это не блеф, не приглашение на разговор, а просто подготовка к местным выборам со стороны Коломойского? Что он хочет провести на мэра своего кандидата?

Наверное, да. Но он не понимает одного. Если я открою свой рот, то хуже будет не мне, а ему. А мне есть что сказать.

— Так скажите. Мы вас слушаем. Не сдерживайте себя. Про что хотя бы вы намерены говорить?

Про аэропорт, про МАУ, про Дом офицеров, про баскетбольную арену.

— А что с баскетбольной ареной?

Ну как ее строили. Строили и в конце концов бросили, и теперь там все травой заросло. Столбы и пустота. Там непонятно все с документами. Все, к чему он прикасался в этом городе, превращалось в тлен. Может, ему жалко денег, или он не видел в этом проекте перспективы. Я не знаю. Я просто смотрю по итоговому результату. Он бродит за мной со своим телеканалом, рассказывая, что я неправильно строю мост. Так пусть расскажет зрителям «Плюсов», что он сделал в этом городе хорошего. И все.

— В какой момент вы поругались с Коломойским? И почему?

В тот момент, когда Корбан сидел в СИЗО. Мне тогда все время звонили и говорили, что нужно что-то сделать.

— Что сделать?

«Зах*ярить Петю» (Петра Порошенко. – Ред.). А я понимал, что меня толкают на ту же дорожку. Что я должен за Корбаном следующий в тюрьму поехать, ради чьих-то амбиций. А я не пушечное мясо и Коломойскому ничего не должен. Можно правильно или неправильно оценивать то, что я делал или как я себя вел, но я никогда не предавал и не обманывал близких. Коломойский так переживает за Корбана, что теперь ходатайствует за дела Грановского, который в то время курировал всю операцию по посадке Гены. Переживает, чтобы у Саши (Грановского. – Ред.) все было хорошо.

Я не солдат Коломойского, и я не у него на работе. Он должен относиться нормально, с уважением, по-человечески не потому, что я мэр, а потому, что я человек. Пусть он вытирает ноги об кого-то другого. Я ему этого не позволю.

— У Коломойского есть влияние в Днепре, в окружении президента, в регионе. Вы не боитесь, что оно обернется теперь против вас?

Влияние Коломойского значительно преувеличено. Все думают, что он – князь тьмы, который всех дергает за ниточки, как марионеток. Он продавец воздуха, и очень боится, чтобы этот образ не был разрушен. Я давно изучаю японскую демонологию. Так вот когда демона достают из чулана и направляют на него свет, знаете, что с ним случается? Он рассыпается. Так вот я готов направить на него свет. Если он этого хочет.

— Вы только угрожаете. Когда ждать истории про «МАУ» и все остальные?

У нас теперь долгий сериал. Каждый раз, когда я буду видеть про себя историю по «1+1», я буду рассказывать, бл**ь, какую-то историю на YouTube. Более того, я этого хочу. Я мечтаю о том дне, когда я выйду из мэрского кресла, бл**ь, буду сидеть в YouTube и гавкать, как собака. Хочу поменяться местами с Дубинским. Буду мочить с экранов олигархов. Люди же не любят олигархов.

— Какие ваши дальнейшие действия?

Дальше буду смотреть, и идти пошагово. Знаете Киплинга, автора «Маугли»? На самом деле это был апологет – колониалист. У него есть хорошее стихотворение. «На ваш каждый вопрос у нас есть свой ответ. А у нас есть пулемет, а у вас его нет».

— О чем эта метафора?

Грубо говоря, у нас будет один один, 1+1. Про меня серия на «1+1», а в ответ – мой, бл…ть, публичный выход. Будем в считалочки играть.

В Генеральной прокуратуре Украины нет никаких производств, касающихся любых других иностранных аудиторских компаний, которые привлекались Национальным банком Украины для финансовой проверки деятельности ПриватБанка. Об этом на своей странице в Facebook написал генпрокурор Юрий Луценко.

«В связи с распространением ложных заявлений официально сообщаю. На сегодня в ГПУ не было и нет никаких уголовных производств в отношении аудиторской компании «Kroll» или любых других иностранных аудиторских компаний, которые привлекались Национальным банком Украины для финансовой проверки деятельности ПриватБанка, — написал Луценко.

Он отметил, что в адрес ГПУ и НАБУ в течении сентября-декабря 2017 поступили заявления народного депутата от «УКРОП» О.Дубинина о растрате должностными лицами НБУ и госбанка ПриватБанк государственных средств путем злоупотребления своим служебным положением в ходе проведения закупки консультационных услуг иностранных компаний в течение 2016-2017 годов.

В НАБУ в ноябре-декабря 2017 года по заявлениям нардепа Дубинина было зарегистрировано два уголовных производства, которые позже были объединены в одно производство.

В Генпрокуратуре зарегистрированые производства стали эпизодами двух ранее возбужденных базовых уголовных производств по растрате средств в течение 2008-2016 годов.

В дальнейшем следственные группы Генпрокуратуры получили постановления судов о выемке документов с Нацбанка и ПриватБанка, касающиеся данных сделок.

В ходе следственных действий, после допроса должностных лиц НБУ и анализа действующего законодательства, в частности статьи 3 Закона «О Национальном банке Украины», следователями ГПУ было принято решение о закрытии данных уголовных производств в связи с отсутствием состава преступления в действиях должностных лиц Нацбанка Украины при укладанняи данных соглашений. Выполнение вынесенных постановлений судов было отозвано.

«Выемок документов или обысков в ходе следственных действий в компании «Kroll» и других аудиторских компаниях не проводилось и не планируется», — зазначаив Луценко.

Напомним, Высокий Суд Англии 19 декабря издал приказ о всемирном арест активов Коломойского, Боголюбова и других на сумму более 2,5 млрд долл. США.